Новости Содружества / 11.11.2008


11.11.2008

Верховному Суду Российской Федерации 85 лет. История и современность.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Верховному Суду Российской Федерации 85 лет.

Как известно, после Октябрьского вооруженного восстания, провозгласившего власть Советов, действовавшая до 1917 года судебная система Российской Империи, полностью утратившая к этому времени свою дееспособность, была сломана.

24 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР опубликовал текст первого нормативного акта о суде, известного как Декрет № 1 «О суде». В нем от имени новой власти объявлялось об упразднении окружных судов, окружных судебных палат, правительствующего сената, военных и морских судов всех наименований, и замене всех этих учреждений судами, образуемыми на основании демократических выборов. Прекращали свою деятельность доныне существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры. Формирование новых органов провозглашалось на основе демократических принципов, обеспечивающих участие в осуществлении правосудия представителей широких народных масс.

Для борьбы против контрреволюционных сил, рассмотрения дел «о борьбе с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и пр. лиц» учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы, состав которых избирался губернскими или городскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

19 декабря 1917 года Народный комиссариат юстиции издал Инструкцию «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний». Этим актом устанавливалась подсудность дел новым судебным учреждениям, состав суда, порядок рассмотрения дел и меры наказания, которые может назначать ревтрибунал, «руководствуясь обстоятельствами дела и велениями революционной совести»[1].

В районах, городах, волостях и уездах осуществление правосудия передавалось местным народным судам, которые должны были действовать в составе судьи и двух народных заседателей. Подсудность дел местным народным судам была весьма ограниченной. По существу они разрешали лишь дела о незначительных правонарушениях и гражданские споры. В противовес прежнему всесословному суду, новый суд провозглашался как «орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению (ибо судебная деятельность есть одна из функций государственного управления), — что суд есть орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, — что суд есть орудие воспитания к дисциплине»[2].

Декретом № 1 допускалась подача кассационных жалоб, но лишь по делам, рассмотренным местными народными судами, по которым назначалось лишение свободы на срок свыше 7 дней, либо налагалось денежное взыскание на сумму свыше 100 рублей. Кассационной инстанцией являлся уездный съезд судей, а в Петрограде и Москве — столичный съезд местных судей.

Уголовное преследование осуществляли не только суды и трибуналы и административные органы, в частности, губернские Чрезвычайные комиссии, именовавшиеся «судебными коллегиями», наделенные правами внесудебного разбирательства (с 1922 года — административная комиссия НКВД, с 1923 г. — Судебная коллегия ОГПУ, а в краях и областях — так называемые «тройки»).

16 мая 1918 года был образован Революционный трибунал при ВЦИК Советов, к подсудности которого относились дела о наиболее опасных преступлениях, направленных против Советской власти.

То, что в чрезвычайных условиях гражданской войны особая роль отводилась революционным трибуналам — вполне объяснимо. Они рассматривали дела в отношении лиц, обвиняемых в дезертирстве, трусости, мародерстве, в преступлениях, направленных против советской власти, в противодействии мероприятиям советского правительства, в саботаже, спекуляции нарушении декретов, постановлений, в совершении иных, так называемых, «преступлений против народа».

Председатели и члены трибуналов избирались органами советской власти на местах. При этом каких-либо критериев пригодности избранных, возраста, образования и их способности осуществлять правосудие, не устанавливалось. Главным условием зачисления на должность члена ревтрибунала являлась готовность служить новой власти и отстаивать ее интересы. Этим определялись направленность выносимых ревтрибуналами судебных решений и меры назначаемых ими наказаний.

Положение усугублялось отсутствием четких признаков составов уголовно наказуемых преступлений и санкций за них. Решения революционных трибуналов объявлялись окончательными с момента их провозглашения. И хотя действовавшей Инструкцией Наркомата юстиции от 19 декабря 1917 года оговаривалась возможность обращения к центральной власти «с предложением о пересмотре дела в случае нарушения форм судопроизводства и явной несправедливости приговора», практически воспользоваться такой возможностью было весьма проблематично.

Декретом ВЦИК Советов от 7 марта 1918 года в целях достижения единообразной кассационной практики предусматривалось создание Верховного судебного контроля, который в случае замеченных противоречий в толковании законов Советской власти различными кассационными инстанциями наделялся полномочиями выносить объединяющие принципиальные решения, обязательные для этих инстанций. Но положения относительно введения Верховного судебного контроля остались не реализованными.

11 июня 1918 года вместо Кассационного отделения Наркомата юстиции был учрежден Кассационный отдел при ВЦИК Советов для рассмотрения кассационных жалоб и протестов на приговоры всех революционных трибуналов (кроме Ревтрибунала при ВЦИК Советов). Его можно рассматривать в качестве первого в Советской республике судебного органа, в задачу которого входила координация деятельности революционных трибуналов в масштабе всей Республики, помимо исправления конкретных ошибок местных трибуналов. Председателем Кассационного отдела стал О. Я.  Карклин.

Кассационному рассмотрению подлежали приговоры по делам, по которым были нарушены правила подсудности и установленные формы судопроизводства, либо осужденному назначено явно несправедливое наказание. Кассационные жалобы и протесты приносились через трибуналы, постановившие приговоры. Срок кассационного обжалования устанавливался в две недели. Кассационные жалобы и протесты рассматривались также в двухнедельный срок.

По мере нормализации обстановки в стране и приближения окончания Гражданской войны руководство Советской Республики стало настойчиво искать пути и формы укрепления законности, приведения правоприменительной практики и судопроизводства в более демократичные, цивилизованные формы.

Декретом ВЦИК Советов и СНК РСФСР от 10 марта 1921 года утверждается Положение о высшем судебном контроле при Народном комиссариате юстиции. На него возлагалось:

а) осуществление общего надзора за деятельностью судебных органов и преподание им руководящих разъяснений и указаний по действовавшему праву;

б) признание не имеющими силы приговоров или решений судебных органов РСФСР, хотя и вступивших в законную силу, но требующих пересмотра;

в) разрешение вопроса о возобновлении судебных дел ввиду вновь открывшихся обстоятельств, независимо от того, каким судебным органом Республики эти дела рассмотрены.

23 июня 1921 года принят Декрет «Об объединении всех революционных трибуналов Республики», предусматривавшем очередную реорганизацию судебной системы. В соответствии с Декретом «в качестве единого кассационного органа и органа ближайшего надзора для всех действующих на территории РСФСР трибуналов, а также для судебного учреждения для дел особой важности» создавался Верховный трибунал при ВЦИК РСФСР, который стал единым кассационным органом и органом надзора над всеми действовавшими на территории РСФСР трибуналами, а также судом первой инстанции для дел особой важности.[3] Именно ему надлежало стать предшественником Верховного Суда РСФСР.

Циркулярами пленума и коллегий, утверждавшимися пленумом, Верховный трибунал определял судебную практику нижестоящих трибуналов и судов. В них давались разъяснения по квалификации преступлений и вопросам, возникавшим при осуществлении судопроизводства, а после введения в действие Уголовного и Уголовно-процессуального Кодексов РСФСР (соответственно с 1 июня и с 1 августа 1922 года) и разъяснения по применению содержащихся в них норм права.

Декретом от 6 февраля 1922 года упразднялись Всероссийская Чрезвычайная Комиссия ЧК и ее структуры на местах.

В официальных документах Советской власти говорилось о независимости судов при осуществлении правосудия. Но в реальности суды были подконтрольны партийному аппарату и Народному комиссариату юстиции. Подтверждением тому может служить письмо Председателя Совнаркома РСФСР В. И.  Ленина от 22 февраля 1922 года Наркому юстиции Д. И.  Курскому, в котором прямо указывается, что Наркомюсту отводится «боевая роль» в деле усиления репрессий против политических врагов Советской власти и агентов буржуазии, в постановке образцовых процессов в столице и важнейших центрах, в воздействии «на судей и членов ревтрибуналов через партию в смысле улучшения деятельности судов и усиления репрессий». Все это, по убеждению Ленина, «должно вестись систематично, упорно, настойчиво, с обязательной отчетностью. В письме выражена неудовлетворенность вождя тем, что Наркомат юстиции «забыл, что это его дело, не сумел подтянуть, встряхнуть, перетряхнуть нарсуды и научить их карать беспощадно, вплоть до расстрела…»[4].

Тем не менее, в начале 20-х годов формирование концепции новой судебной системы по всей России практически завершилось. Революционные трибуналы были упразднены, хотя все еще продолжали действовать военные трибуналы при воинских формированиях, и военно-транспортные трибуналы. Под их юрисдикцию отошла основная часть дел, прежде подсудных революционным трибуналам.

Идея создания в стране единого центрального судебного органа отчетливо прозвучала на состоявшемся в январе 1922 года IV Съезде деятелей советской юстиции. Об этом говорил в своем докладе о судоустройстве Н. В.  Крыленко, который высказался за упразднение системы трибуналов. Съезд одобрил идею создания в республике единого высшего судебного органа.

После Съезда началась подготовительная организационная работа в этом направлении.

Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года принято Положение о судоустройстве РСФСР, которое вводилось в действие с 1 января 1923 года.[5]

В соответствии с Положением, в РСФСР формировалась единая трехзвенная система судебных учреждений:

1) народный суд:

— в составе постоянного народного судьи;

— в составе постоянного народного судьи и двух народный заседателей;

2) губернский суд;

3) Верховный Суд РСФСР.

4 января 1923 года Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о временном составе Верховного Суда РСФСР, который был объявлен 10 января 1923 года приказом № 1 по Верховному Суду. В этом приказе говорилось, что «Верховный трибунал ВЦИК именуется впредь с 1-го января, согласно «Положения о судоустройстве», — Верховный Суд РСФСР».

К компетенции Верховного Суда РСФСР отнесено осуществление судебного контроля над всеми без исключения судами Республики. Он рассматривал в кассационном порядке дела, решенные губернскими судами, и в порядке надзора — дела, разрешенные любыми судами. В качестве суда первой инстанции рассматривал дела особой государственной важности по специально установленной подсудности.

Надзорные функции Наркомата юстиции отошли к Верховному Суду РСФСР.

Верховный Суд РСФСР действовал в составе:

а) Президиума;

б) пленарного заседания;

в) кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам;

г) судебной коллегии;

д) военной коллегии;

е) военно-транспортной коллегии;

ж) дисциплинарной коллегии.

Декретом ВЦИК и СНК от 1 февраля 1923 года вместо одной судебной коллегии в составе Верховного Суда РСФСР созданы две судебные коллегии — по уголовным и гражданским делам.

В автономных республиках и областях по специальному постановлению Президиума ВЦИК образовывались отделения Верховного Суда РСФСР.

Первым Председателем Верховного Суда РСФСР стал Петр (Петерис) Иванович (Янович) Стучка.

В состав Президиума Верховного Суда РСФСР входили: Председатель Верховного Суда РСФСР, его заместитель, председатели кассационных коллегий, военной и военно-транспортной коллегий.

По рассматриваемым вопросам Президиум был вправе выносить постановления об отмене в порядке надзора приговоров нижестоящих судов, других решений и определений с передачей дела на новое судебное рассмотрение соответствующей коллегии Верховного Суда РСФСР. Президиум занимался также разработкой проектов законоположений на основе обобщения судебной практики Верховного Суда, которые направлялись в Народный комиссариат юстиции, а также давал заключения по тем же вопросам. Спустя несколько лет надзорные полномочия Президиума Верховного Суда РСФСР были закреплены законодательно Положением о судоустройстве РСФСР, утвержденном постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 года.

Пленарные заседания Верховного Суда РСФСР предусматривали присутствие членов этого суда и признавались полномочными при наличии не менее половины всего их количества. Проходили они под руководством председателя Верховного Суда или его заместителя при обязательном присутствии прокурора Республики или его старшего помощника.

К компетенции Пленума относилось: истолкование законов по вопросам судебной практики; рассмотрение дел в порядке надзора; отмена и изменение приговоров и определений коллегий Верховного Суда или иного суда Республики по предложениям Президиума ВЦИК Советов, прокурора Республики, Президиума Верховного Суда и по протестам председательствовавших в заседаниях коллегий Верховного Суда или их прокуроров; выборы дисциплинарной коллегии Верховного Суда; рассмотрение других вопросов, вносимых в Пленум Верховного Суда РСФСР.

Кассационные коллегии, действовавшие под личным наблюдением и руководством Председателя Верховного Суда, состояли из четырех членов Верховного Суда, включая их председателей. Дела ими рассматривались в составе трех постоянных членов Верховного Суда. При каждой из этих коллегий состояли по два помощника прокурора Верховного Суда РСФСР.

Судебные коллегии по уголовным и гражданским делам состояли из председателей и четырех членов коллегий. При судебной коллегии по уголовным делам состояла следственная часть из следователей по важнейшим делам, действующая под наблюдением помощника Прокурора Верховного Суда РСФСР и его заместителя.

Военная и Военно-транспортная коллегии состояли каждая из председателя, его заместителя и четырех членов коллегий. При этих коллегия состояло по одному помощнику прокурора Верховного Суда РСФСР.

Дела в коллегиях рассматривались в составе трех их членов, считая председательствующего, без участия народных заседателей.

Дисциплинарная коллегия избиралась Пленумом Верховного Суда РСФСР в составе трех членов суда. Возглавлял эту коллегию член Президиума Верховного Суда РСФСР. В ее функции входило разбирательство проступков с вынесением по ним постановлений, которые не подлежали обжалованию.

Таким образом, с организацией Верховного Суда РСФСР устанавливался высший надзор из одного центра за всеми судами Республики.

За первый год своей деятельности Верховным судом РСФСР по первой инстанции рассмотрены дела в отношении 758 человек, из них 116 человек (15,3%) оправданы, а 642 человека (84,7%) осуждены. В отношении 28 человек применено условное осуждение, 354 человека осуждены к лишению свободы на срок от одного года до десяти лет. К расстрелу было осуждено 109 лиц, из них 46 — за взяточничество. 138 человек освобождены от наказания на основании актов об амнистии, в отношении остальных осужденных применены иные виды наказания. Из общего числа осужденных было 165 военнослужащих и 277 гражданских лиц.[6]

Работу Верховного суда РСФСР в качестве суда первой инстанции в 1925 году, когда из его состава были выведены Военная и Военно-транспортная коллегии и переведены в состав Верховного Суда СССР, характеризовали следующие данные: по первой инстанции рассмотрены дела в отношении 56 человек, трое из которых оправданы. Из 53 осужденных 4 человека освобождены от отбывания наказания, 28 приговорены к лишению свободы на различные сроки, 17-ти осужденным объявлен выговор и 4 человека приговорены к расстрелу. Среди осужденных было 25 ответственных работника.[7].

В последующие годы дел по первой инстанции Верховным судом РСФСР рассматривалось меньше.

Имеются некоторые данные о работе Дисциплинарной коллегии Верховного суда РСФСР по рассмотрению материалов о проступках судебных работников. За первые пять лет (1923-1927 гг.) ею по первой инстанции рассмотрено 160 материалов, их них по 72 делам назначены дисциплинарные взыскания, причем по 16 делам — в виде отстранения от должности, 4 дела переданы для рассмотрения в уголовном порядке, 84 дела прекращены. В 1929 году Дисциплинарная коллегия Верховного Суда РСФСР была упразднена.

Военная коллегия Верховного Суда РСФСР за первый месяц своей деятельности (с 15 января по 15 февраля 1923 года) рассмотрела по первой инстанции 9 уголовных дел, по которым осуждено 63 человека, из них из них 13 — к расстрелу. Приговоры приведены в исполнение в отношении девяти человек, трем осужденным Президиум ВЦИК расстрел заменил длительным лишением свободы, а одному — в соответствии с актом об амнистии Военная коллегия заменила высшую меру наказания на лишение свободы. После создания СССР и Учреждения Верховного Суда СССР в его структуру отошли Военная и Военно-транспортная коллегии.

Верховный Суд РСФСР с первых дней своего существования стремился занять самостоятельное и независимое от Наркомата юстиции РСФСР положение. Однако это не всегда встречало понимание со стороны руководства исполнительной власти. Разногласия по данному вопросу стали предметом обсуждения на V Всероссийском Съезде деятелей юстиции, однако позиция Верховного Суда РСФСР не получила поддержки делегатов. Съезд признал Наркомюст верховным органом, определяющим направление деятельности судебных учреждений, в том числе и Верховного Суда РСФСР.

30 января 1928 года ВЦИК Советов и СНК РСФСР приняли постановление «О порядке руководства судебными органами РСФСР»[8]. Как указывалось в Постановлении, это сделано в целях обеспечения единства управления всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции и, в особенности, чтобы было «обеспечено руководство и управление в отношении прокуратуры и судебных органов». С этого времени вся работа по руководству судами оказалась сосредоточенной в Наркомате юстиции РСФСР. Прокурор Республики наделялся правом опротестовывать Народному комиссару юстиции «содержание информаций и информационных писем Верховного Суда РСФСР на предмет их отмены или изменения, что обосновывалось необходимостью обеспечения «единства судебной практики и управления судебными органами». Кроме того, в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 года Наркомюсту предлагалось изменить стиль руководства губернскими и народными судами, выдвинув на первый план работу по наполнению их деятельности общественно-политическим содержанием.

Устанавливалось, что Председатель Верховного суда РСФСР и Прокурор Республики являются заместителями Народного Комиссара юстиции РСФСР.

Директивные указания общего характера подлежавшие направлению в суды, должны исходить от Наркомата юстиции через Верховный суд, а непосредственно от Верховного суда — только с «санкции Народного Комиссара юстиции».

Хотя согласно Положению о Народном комиссариате юстиции, утвержденному 3 июня 1929 года ВЦИК и СНК РСФСР, Верховный Суд РСФСР «проводит свою судебную работу самостоятельно», однако он был обязан руководствоваться не только действовавшим законодательством, но и «общими директивами ВЦИК, СНК РСФСР и Народного комиссара юстиции»[9]. Организационное включение Верховного Суда РСФСР в структуру Народного комиссариата юстиции означало по существу его подчинение последнему по целому ряду принципиальных вопросов.

Таким образом в 1928-29 гг. состоялось нормативно-правовое закрепление обязанности Верховного Суда РСФСР выполнять директивы высших органов государства и руководства Народного комиссариата юстиции. К этому стоит добавить обязательность выполнения решений высших партийных органов, поскольку в ВКП(б) действовал принцип демократического централизма, в соответствии с которым решения вышестоящих органов партийного руководства — съездов и пленумов ВКП(б) подлежали исполнению всеми партийными организациями (а они действовали повсеместно, в том числе и в Верховном Суде РСФСР) и всеми членами партии.

На работу судов и судебную практику оказывали воздействие не только руководство Наркомата юстиции, но и высшие органы исполнительной власти.

10 июля 1934 года, состоялось два постановления ЦИК СССР: «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата внутренних дел и «О рассмотрении дел о преступлениях, расследуемых Народным Комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами».

В документах говорилось, что в связи с организацией НКВД Союза ССР и «в целях обеспечения правильного рассмотрения передаваемых в судебные органы дел о преступлениях, расследованных Народным Комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами», ЦИК Союза ССР постановил, что дела о преступлениях государственных (контрреволюционных и против порядка управления) подлежат рассмотрению по подсудности в Верховном Суде Союза ССР, Верховных судах союзных республик, краевых и областных судах, а также в главных судах автономных республик.

Для рассмотрения этих дел при названных судебных учреждениях организовывались специальные судебные коллегии в составе председательствующего и двух членов суда. Порядок рассмотрения дел указанной категории предусматривал их рассмотрение судьями без участия народных заседателей.

Дальнейшее ослабление гарантий справедливого правосудия произошло в связи с убийством Секретаря ЦК ВКП(б) и Ленинградского обкома партии С. М.  Кирова. 1 декабря 1934 года было принято известное Постановление ЦИК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик в части рассмотрения и расследования уголовных дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти. В нем требовалось:

— следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней;

— обвинительные заключения вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде;

— дела слушать без участия сторон;

— кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании не допускать;

— приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.

С этого времени основная масса уголовных дел по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьей 58 УК РСФСР рассматривалась на закрытых судебных заседаниях. Вся процедура рассмотрения дела сводилась к оглашению обвинительного заключения, постановкой вопросов, признает ли подсудимый свою вину и имеет ли дополнения к материалам предварительного следствия. Поскольку прокурор и защитник в судебном заседании по большинству дел о так называемых «контрреволюционных» преступлениях не участвовали, прений сторон не было. Правда позиция стороны обвинения суду была известна — она излагалась в обвинительном заключении с предложениями суду о квалификации деяния, вменяемого подсудимому, а также о мере наказания, которое ему необходимо назначить. Суд удалялся на несколько минут в совещательную комнату, а по возвращении объявлялась резолютивная часть приговора. В подавляющем большинстве случаев решение суда совпадало с предложениями стороны обвинения. Иными словами, результат рассмотрения дела предрешался уже на следствии.

В этой связи примечательна Директива Прокурора СССР от 23 января 1935 года, которая фактически разрешает представлять материалы в карательные органы для применения уголовной репрессии даже при отсутствии доказательств вины в совершении преступления. В частности, в ней говорится, что при наличии достаточных доказательств групповые дела надлежит направлять в спецколлегии по подсудности, а «дела в отношении одиночек, обвиняемых в террористической пропаганде и террористических высказываниях и групповые дела, по которым нет достаточных документальных данных для рассмотрения в судах, как правило, направлять для рассмотрения особым совещанием…», то есть, внесудебному органу.

3 марта 1935 года Постановлением ЦИК СССР состоялось назначение А. Я. Вышинского Прокурором СССР. Новый руководитель прокуратуры сразу же выступил перед прокурорскими и судебными работниками Северного края с программной статьей «Бдительность, еще раз бдительность». Хотя своеобразным эпиграфом выступления, полностью построенного на материалах судебной практики и критике судей, являлись призывы «Судить за дело, судить кого следует, судить культурно, судить по закону, судить с душой», главным мотивом статьи стало обвинение судов в слабости репрессий. Вышинский подчеркнул, что «удар по классовому врагу является исторической необходимостью, и мы в нанесении его беспощадны, что твердо должны усвоить и помнить все судебно-прокурорские работники в повседневной практической работе».[10]

К этому времени сместились приоритеты и в деятельности Президиума Верховного суда РСФСР.

Суровые, если не сказать жестокие, меры принимались в отношении членов Верховного суда, если признавалось, что они при рассмотрении конкретных дел допускали «политические ошибки».

Жертвами необоснованных репрессий стали десятки судей Верховного Суда РСФСР, в том числе и его Председатель И. Л.  Булат.

По официальной версии И. Л.  Булат осужден по обвинению в организации антисоветской организации в Верховном Суде РСФСР и проведении вредительской работы по развалу судебной системы.

Судебное заседание по рассмотрению дела Булата продолжалось 15 минут. Приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР от 20 июня 1938 года И. Л.  Булат признан виновным по статьям 58-7, 58-8, 58 — 11 Уголовного кодекса РСФСР и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 12 ноября 1955 года И. Л.  Булат посмертно реабилитирован. Установлено, что уголовное дело в отношении его сфабриковано следователем Абакумовым и оно было прекращено за отсутствием состава преступления.

Принятая в 1936 году Конституция СССР года содержала специальную главу (IX) «Суд и прокуратура». В статье 102 Конституции предусматривалось осуществление правосудия только судами. Перечислялись такие основополагающие принципы судопроизводства, как независимость судей и подчинение их только закону, гласность, обеспечение обвиняемому права на защиту, право пользования родным языком, участие народных заседателей в осуществлении правосудия (ст.ст. 109-112). Провозглашались неприкосновенность личности, в соответствии с которой никто не должен подвергаться аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора.

В 1937 году была принята Конституция РСФСР, которой определялись роль и место Верховного суда РСФСР в судебной системе Республики. Суд, а несколькими годами ранее и Прокуратура, вышли из структуры Наркомата юстиции. В Конституцию РСФСР были включены нормы общесоюзного Основного Закона, относящиеся к судопроизводству.

Новой Конституцией Верховный суд РСФСР, избиравшийся Верховным Советом РСФСР сроком на пять лет, определялся, как высший судебный орган республики. На Верховный суд РСФСР возлагался надзор за судебной деятельностью всех судебных органов РСФСР, автономных республик, краев и областей.

Провозглашались такие важные принципы правосудия, как независимость судей и подчинение их только закону, рассмотрение дел во всех судах с участием народных заседателей, кроме случаев, специально предусмотренных законом, открытое разбирательство дел, обеспечение обвиняемому права на защиту и другие. То есть, в Конституции были записаны большинство демократических принципов, однако они существовали только на бумаге. Реальные гарантии защиты от произвола, особенно от административного и судебного, не было.

Продолжало действовать постановление ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года «О порядке ведения дел о подготовке или совершению террористических актов», не допускавшие гласности судопроизводства, участие защитника по делам о так называемых «контрреволюционных» преступлениях, а также обжалования вынесенных судебных решений. Вопреки Конституции, лица, привлекаемые к уголовной ответственности по статье 58 арестовывались и заключались под стражу не только с санкции прокурора или судебному решению, но и по постановлениям должностных лиц Наркомата Внутренних дел. Дела в отношении таких лиц рассматривались не только судами и военными трибуналами, но и внесудебными органами, которые назначали любые виды уголовного наказания, включая расстрел.

Что же касается провозглашенной в конституциями независимости правосудия, то оно существенно ограничивалось членством судей в КПСС, и вытекавшей отсюда обязательности для каждого члена партии решения всех партийных инстанций. Проводившиеся периодически партийные чистки, в том числе в парторганизации Верховного Суда РСФСР, завершались составлением списков неблагонадежных лиц, которые затем превращались в потенциальных жертв необоснованных обвинений.

Был репрессирован практически весь состав кассационной коллегии по уголовным делам. Председатель Военно-транспортной коллегии Верховного Суда РСФСР Межин Ю. Ю.  расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР от 25 ноября 1937 года.

Жертвами судебного произвола стали и два заместителя Булата И. Л.  4 сентября 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР на основании ст.ст.58-8 и 58-11 УК РСФСР приговорен к расстрелу Берман Яков Леонтьевич, являвшийся в 1933-1936 г.г. заместителем Председателя Верховного Суда РСФСР. Другой заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР Минкин Александр Еремеевич приговорен к 8 годам лишения свободы Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 23 декабря 1939 года.

22 августа 1938 года Военной коллегией Верховного Суда СССР под председательством Ульриха осуждена к расстрелу бывший член Верховного Суда РСФСР Торская Нина Александровна, которую в контрреволюционную организацию, якобы действовавшую в органах юстиции, вовлек Булат И. Л.  Приговор приведен в исполнение в тот же день.

Все уголовные дела в отношении вышеназванных лиц были сфальсифицированы и они реабилитированы посмертно. Мы низко склоняем головы перед этим безвременно ушедшими, преданными своему делу людьми.

С началом Великой Отечественной войны на первый план выдвигались задачи, обеспечивающие максимальную мобилизацию всей страны на борьбу с врагом, противодействие нарушителям государственной и трудовой дисциплины, ужесточение мер воздействия по проявлениям халатности, расточительства. По всем направлениям усиливались борьба с дезорганизаторами фронта и тыла.

В условиях военного времени была значительно расширена подсудность дел военным трибуналам. Специальными Указами Президиума Верховного Совета СССР вводилась уголовная ответственность за такие деяния, как распространение ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения, за самовольный уход с рабочего места рабочих и служащих предприятий военной промышленности и обслуживающих ее отраслей и ряд других. В прифронтовых районах целый ряд судов были реорганизованы и преобразованы в военные трибуналы. Наряду с традиционным рассмотрением дел в отношении военнослужащих, суды рассматривали уголовные дела о государственных преступлениях, о хищениях государственной и общественной собственности, о разбое, умышленных убийствах, насильственном освобождении из мест заключения и из-под стражи, уклонении от исполнения всеобщей воинской повинности, хищении оружия и боеприпасов и ряд других. Ограничивались права подсудимых.

Однако, несмотря на сложности, не снижались, а наоборот — повышались требования к четкой организации работы всех структур Верховного Суда. Предъявлялся строгий спрос за недостатки в работе, за волокиту в рассмотрении дел, запросов и писем граждан. На виновных в нарушении законов и инструкций налагались строгие взыскания.

С середины 1943 года члены Верховного Суда и сотрудники аппарата входили в различные комиссии по определению ущерба, нанесенного российским судам немецко-фашистскими захватчиками. По мере наступления советских войск и освобождении временно оккупированных местностей действовавшие в прифронтовой полосе военные трибуналы снова преобразовывались в обычные суды.

Война унесла многие миллионы человеческих жизней, что безусловно отразилось и на судах. В судебной системе отмечался острый дефицит кадров. Такое положение вынуждало принимать на работу судьями людей, не имевших специального образования. В результате этого к концу войны из 7 тыс. судей работавших в судах РСФСР, лишь 10% имели высшее юридическое образование. Со средним образованием было 24,1% судей, остальные имели незаконченное среднее и начальное образование.

Аналогичная ситуация наблюдалась и в адвокатуре, вследствие чего суды испытывали трудности в обеспечении подсудимых квалифицированной юридической помощью.

Для выправления ситуации ЦК ВКП(б) 5 октября 1946 года принято специальное постановление «О расширении и улучшении юридического образования в стране», в котором ставилась задача обеспечить в ближайшие годы органы юстиции и суды специалистами с высшим и средним специальным юридическим образованием. В Московском юридическом институте были открыты курсы переподготовки и повышения квалификации председателей краевых и областных судов и заместителей председателей судов. В Москве и ряде других городов стали функционировать Высшие курсы усовершенствования юристов, которые занимались повышением квалификации народных судей. Благодаря этим инициативам Верховного Суда РСФСР и Министерства юстиции, а также принятым мерам уже в 1947 году в суды было направлено более тысячи молодых специалистов с высшим и средним юридическим образованием. В последующие годы приток квалифицированных кадров в суды постоянно возрастал. Изменился и качественный состав судей, среди которых постепенно увеличивался процент лиц с высшим юридическим образованием.

25 сентября 1948 года было утверждено Положение о выборах народных судей, в которое впоследствии дважды вносились изменения. В соответствии с Положением народные судьи избирались гражданами сроком на три года на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании.

Верховный Суд РСФСР — высший судебный орган республики, избирался Верховным Советом РСФСР и действовал в составе Президиума, Судебной коллегии по уголовным делам и Судебной коллегии по гражданским делам. Судебные коллегии рассматривали кассационные и частные протесты на приговоры, решения и определения Верховных Судов автономных республик, краевых, областных и равных им судов. Судебные коллегии рассматривали в порядке надзора протесты Председателя Верховного Суда РСФСР, Прокурора РСФСР, а также Председателя Верховного Суда СССР и Генерального Прокурора СССР на вступившие в законную силу приговоры, решения и определения любого суда РСФСР. Судебные коллегии рассматривали также протесты указанных лиц на постановления президиумов Верховных Судов автономных республик, краевых, областных и равных им судов. В качестве суда первой инстанции Верховный Суд РСФСР рассматривал в соответствующей коллегии уголовные и гражданские дела особой важности, отнесенные законом к его ведению. Приговоры, решения и определения Верховного Суда РСФСР кассационному обжалованию и опротестованию не подлежали.

После смерти И. В.  Сталина и особенно вслед за известным докладом Первого Секретаря ЦК КПСС Н. С.  Хрущева 25 февраля 1956 года ХХ Съезду КПСС с разоблачениями злоупотреблений периода культа личности в стране развернулась широкомасштабная кампания по пересмотру уголовных дел в отношении лиц, незаконно репрессированных в 30-е годы. Отменена вся нормативно-правовая база, служившая основанием политических репрессий.

Верховный Суд РСФСР активно подключился к разработке совместно с Министерством юстиции, Всесоюзным институтом юридических наук и другими органами новых кодексов (УК, УПК, ГК, ГПК и других кодифицированных законодательных актов).

27 октября 1960 года Верховный Совет РСФСР принят закон «О судоустройстве РСФСР». Указами Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 февраля 1964 года и от 18 августа 1972 года в этот Закон были внесены изменения и дополнения, направленные на его совершенство.

Согласно закону, на Верховный Суд РСФСР, являвшийся высшим судебным органом Республики, возлагался надзор за судебной деятельностью всех судебных органов. Он наделялся правом законодательной инициативы. Его избрание проводилось Верховным Советом РСФСР сроком на 5 лет. Верховный суд РСФСР состоял из Председателя, заместителей председателя, членов Верховного суда и народных заседателей. Действовал он в составе: судебных коллегий по гражданским и уголовным делам, Президиума и Пленума Верховного Суда РСФСР.

27 октября 1960 года Верховный Совет РСФСР утвердил Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, в соответствии с которым к подсудности Верховного Суда РСФСР были отнесены дела особой сложности или особого общественного значения, принятые им к своему производству по собственной инициативе или по инициативе Прокурора РСФСР. Впоследствии такая практика имела место.

С июля 1961 года ежемесячно начал выходить «Бюллетень Верховного Суда РСФСР", на страницах которого стали публиковаться наиболее значимые для судебной практики и организации судопроизводства материалы Верховного Суда РСФСР, постановления Пленума и Президиума Верховного Суда РСФСР и другие. В журнале выступали судьи Верховного Суда РСФСР, известные ученые-юристы. Редакционную коллегию Бюллетеня возглавляли заместители Председателя Верховного Суда РСФСР.

В 1970 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов, в котором, в частности, говорилось о необходимости повышения уровня государственного руководства судами, обеспечении судов квалифицированными кадрами. В соответствии с установками этого Постановления было образовано союзно-республиканское Министерство юстиции СССР, которому, а также к Министерству юстиции РСФСР, возвратили функции по организационному руководству деятельностью судов, их материальному обеспечению и расстановке судейских кадров. Организационное руководство работой судов возлагалось на одного из заместителя Министра юстиции РСФСР.

В апреле 1978 года принята новая Конституция РСФСР, в которой традиционно воспроизводились основополагающие нормы общесоюзного Основного Закона, в том числе, относящиеся к организации суда и правосудию. Имелась специальная глава (21), посвященная вопросам судоустройства и осуществления правосудия. Указывалось, что судами РСФСР являются Верховный Суд РСФСР, Верховные Суды автономных республик, краевые, областные, городские суды, суды автономных областей, суды автономных округов, районные (городские) народные суды. Все суды РСФСР образуются на началах выборности судей и народных заседателей. Судьи и народные заседатели ответственны перед избирателями или избравшими их органами, отчитываются перед ними и могут быть отозваны в установленном законом порядке. Верховный Суд РСФСР наделялся правом законодательной инициативы. В статье 164 Конституции РСФСР говорилось, что все суды образуются на началах выборности судей и народных заседателей. Народные судьи районных (городских) народных судов избираются гражданами района (города) на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на пять лет. Народные заседатели районных (городских) народных судов избираются на собраниях граждан по месту их работы или жительства открытым голосованием сроком на два с половиной года. Вышестоящие суды избираются соответствующими Советами народных депутатов сроком на пять лет. Судьи и народные заседатели ответственны перед избирателями или избравшими их органами, отчитываются перед ними и могут быть ими отозваны в установленном законом порядке. Подчеркивалось, что при осуществлении правосудия народные заседатели пользуются всеми правами судьи.

Статьей 165 Конституции РСФСР, Верховный Суд РСФСР провозглашался высшим судебным органом РСФСР и осуществлял надзор за судебной деятельностью судов РСФСР. Верховный Суд РСФСР избирался Верховным Советом РСФСР в составе Председателя, его заместителей, членов и народных заседателей.

В Конституции РСФСР 1978 года декларировались демократические принципы правосудия, предусматривалось право на судебное обжалование действий должностных лиц, совершенных с нарушением закона, с превышением полномочий, а также ущемляющих права граждан. Конституция содержала положение о независимости судей и подчинении их только закону. Однако все это означало лишь запрет на вмешательство в судебную деятельность по осуществлению правосудия, но не признание за судебной властью статуса самостоятельного вида государственной власти, однопорядкового по своему значению в демократическом обществе с другими ветвями власти. Очевидно по этой причине принятие новой Конституции не повлекло существенных изменений в стиле руководстве судами со стороны партийно-государственного аппарата, а потому не оказало сколь-нибудь значимого воздействия на укрепление самостоятельности и независимости судов от органов исполнительной власти. Больше того: если раньше Министерство юстиции традиционно занималось главным образом организационным и кадровым обеспечением судов, то теперь оно стало проявлять активность и непосредственно в сфере правосудия. На коллегиях Министерства обсуждалась судебная практика применения судами тех или иных законов, особенно в связи с постановлениями высших партийных органов, прохождение дел по судебным инстанциям, вынесению судами частных определений, соблюдение процессуальных сроков и т. д. Широко практиковались проведение разного рода проверок деятельности судов и применения законодательства, вызовы председателей судов на Коллегию и заслушивание их отчетов по различным вопросам осуществления правосудия, не связанных с организационными сторонами деятельности. Аналогичными полномочиями обладали и нижестоящие управления юстиции в краях и областях. Такой круг полномочий давал в руки Министерства юстиции рычаги воздействия не только на организационный аспект судебной деятельности, но и непосредственно на осуществление правосудия.

В резолюции XIX Всесоюзной Конференции КПСС (июнь 1988 г.) констатировалась ключевое значение разграничения функций партийных и государственных органов. Вместе с реформой судебной системы и других институтов, обеспечивающих правовое регулирование взаимоотношений между государством и обществом, охрану политических, экономических, социальных и личных прав граждан, это направлено, в конечном счете, на создание правового государства, в котором высшим принципом должно являться безусловное подчинение всего и всех закону. Предполагалось повысить роль суда в системе демократии путем укрепления его авторитета и независимости, обеспечения гарантий состязательности и гласности, соблюдения презумпции невиновности, недопустимости обвинительного уклона.[11]

На рубеже 90-х годов Российская Федерация окончательно вступила на путь коренных преобразований в политической, экономической и социальной сферах жизни государства и общества, изменивших вектор исторического развития страны. Начался процесс перехода к государству и обществу, основанным на политическом плюрализме, рыночной экономике, приоритетности прав и свобод граждан. Провозглашалась идея создания правового государства.

Перемены затронули и судебную сферу. В обществе росло понимание того, что в сложившейся ситуации невозможно ограничиться частной модернизацией судебной системы и порядка осуществления правосудия. Требовалась радикальная судебная реформа либерально-демократического характера, которая должна стать органической частью преобразований государственного механизма страны.

На повестку дня выдвинулась идея проведения в стране широкомасштабной судебной реформы и она начала реализовываться.

Важным моментом начального периода перестроечных процессов следует считать принятие 12 июня 1990 года Первым Съездом Народных депутатов РСФСР Декларации о суверенитете России. С этого времени начался процесс реформирования практически всех устоев российского государства и общества, в том числе судебной системы.

11 апреля 1991 года состоялось совместное заседание Президиума Верховного Суда РСФСР и коллегии Министерства юстиции РСФСР, на которое были приглашены председатели Верховных судов республик, краев, областей, представители юридической науки и практические работники. На нем принято постановление о созыве Съезда судей. Главный вопрос повестки дня, который предполагалось вынести на обсуждение Первого Съезда судей — «Концепция и основные правовые акты судебной реформы».[12]

С реформой связывали становление и утверждение судебной власти в России и осуществление кардинальных преобразований в деятельности судов, а также создание постоянного органа по содействию проведению судебной реформы и защите интересов судей — Совета представителей судей[13] (впоследствии — органы судейского сообщества).

Участники заседания одобрили текст Обращения Председателя Верховного Суда РСФСР и Министра юстиции РСФСР к Верховному Совету РСФСР по этому поводу. «С судебной реформой нельзя затягивать» — подчеркивалось в Обращении.[14] Был утвержден состав Оргкомитета, который возглавили Председатель Верховного Суда РСФСР и Министр юстиции РСФСР.

13 мая Президиум Верховного Совета РСФСР принял постановление о проведении Съезда судей[15]. Тем самым высший орган власти выразил свою поддержку инициативы о созыве Всероссийского съезда судей РСФСР для обсуждения и принятия основополагающих концептуальных положений судебной реформы. Вслед за этим Председатель Верховного Суда РСФСР и Министр юстиции РСФСР выступили на страницах журнала «Советская юстиция» с Обращением к судьям Российской Федерации.

В Обращении констатировалось, что успешная реализация происходящих в стране перестроечных процессов немыслима без кардинальных изменений в деятельности судов. Была выражена настоятельная необходимость утвердить судебную власть как независимую и влиятельную силу, стоящую на защите гражданина, равную по своему значению и месту в обществе власти и законодательной и исполнительной. Подчеркнуто, что смысл намечаемых программ должен заключаться в раскрепощении личности, предоставлении ей свободы действий, гарантией которой выступит судебная власть. Указывалось, что «именно для того, чтобы заявить о себе как о судебной власти, и созывается Съезд судей Российской Федерации». Авторы обращения призвали судей направлять свои предложения по осуществлению реформы в оргкомитет Съезда[16].

Таким образом, уже к середине 1991 года четко обозначилась внутренняя структура будущей судебной системы России, включавшая в себя Конституционный Суд, систему судов общей юрисдикции, систему арбитражных судов и органы судейского сообщества.

Внутренняя обстановка, в которой происходило начало судебной реформы, была весьма напряженной. Развитие событий дестабилизировало внутриполитическую ситуацию в стране, привело к распаду Союза ССР и смене государственного и общественно-политического строя. Очевидно этими обстоятельствами объяснялось отсутствие последовательности в начальный период реформирования и даже некоторая спонтанность осуществляемых мероприятий.

20 июля 1991 года Президент РФ издал Указ «О прекращении деятельности организационных политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР», в соответствии с которым распускались партийные структуры, через которые осуществлялось воздействие на систему правосудия.

19 августа 1991 года было объявлено об образовании государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который в свою очередь объявил о принятии на себя государственной власти в стране. Однако Указом Президента РСФСР Б. Н.  Ельцина ГКЧП объявлен антиконституционным, а действия его организаторов квалифицированы как государственный переворот.

20 августа Председатель Верховного Суда РСФСР и Министр юстиции РСФСР направили телефонограмму во все суды, в которой говорилось, что соответствии с Указом Президента РСФСР все решения, принимаемые от имени ГКЧП считаются незаконными и не имеющими силу на территории РСФСР. Указывалось, что на территории РСФСР применяются законодательные акты, принятые только конституционными органами власти и управления. Тем самым провозглашалась приверженность российских судов только законному праву.

Указанные события и меры не поколебали сформировавшегося в широком общественном сознании убеждения в необходимости коренных преобразований в стране.

В столь непростой исторический момент Верховный Суд России не позволил политизировать работу судов, которые продолжали выполнять свои функции в строгих правовых рамках. Продолжая последовательно отстаивать необходимость судебной реформы Верховный Суд РСФСР, привлек широкий судейский корпус к разработке концептуальных положений о становлении судебной власти, реформировании системы судоустройства и судопроизводства.

Верховный Совет поддержал идею о проведении судебной реформы и разработке ее Концепции, изложенную в Постановлении Президиума Верховного Суда и Коллегии Министерства юстиции от 11 апреля 1991 года. В Комитете Верховного Совета РСФСР по законодательству создали специальный подкомитет по судебной реформе, председателем которого стал Б. А.  Золотухин. Этот подкомитет привлек к своей работе известных ученых И. Л.  Петрухина, В. М.  Савицкого, Т. Г.  Морщакову, С. Е.  Вицина, А. М.  Ларина, М. А.  Краснова и целый ряд других, а также практиков из числа судей, представителей прокуратуры, МВД, адвокатуры. Предстояло разработать Концепцию судебной реформы, предусматривающую реформирование не только судопроизводства и судебной системы, но также преобразование прокуратуры, следственного аппарата, адвокатуры, органов Министерства юстиции, подготовку необходимых законопроектов по различным отраслям права. К работе над проектом Концепции подключились представители различных ведомств и направлений, ученые-юристы.

Верховный Суд РСФСР, как один из учредителей журнала «Советская юстиция», широко использовал возможности этого старейшего юридического издания для доведения своей позиции о необходимости проведения судебной реформы до всех судей России. Обращение Председателя Верховного Суда РСФСР и Министра юстиции РСФСР получило огромную поддержку со стороны российских судей, юридической общественности и известных ученых. «Советская юстиция» развернула широкую дискуссию и стала постоянно публиковать предложения судей о конкретных направлениях реформирования.

В поступивших в Верховный Суд, в Оргкомитет Всероссийского съезда судей и в редакцию журнала материалах выражалась солидарность с курсом на осуществление судебной реформы, содержались конкретные предложения о перспективах, направлениях и путях ее проведения. Активное участие российских судей в разработке концептуальных положений реформы позволило выделить основные направления реформирования наиболее актуальные проблемы, решение которых обеспечивало совершенствование организационных основ судебной системы и судопроизводства.

Рабочая группа из судей российских судов всех уровней в июле 1991 года обобщила поступившие материалы, которые были оформлены как «Предложения по концепции судебной реформы» и опубликованы в августе 1991 года в «Советской юстиции»[17].

По существу это был концептуальный документ, в котором сформулированы содержание, направления и порядок проведения судебной реформы с обоснованием предлагаемых мер. Если говорить кратко, то главными из них названы:

— утверждение судебной власти в качестве — самостоятельной и равнозначной власти законодательной и исполнительной;

— полная независимость судов от органов юстиции, оставление в их ведении только функции исполнения судебных решений;

— освобождение суда от обвинительной функции и возложение обязанностей по сбору и предоставлению доказательств на стороны;

— введение состязательности судопроизводства, исключение института доследования по уголовным делам;

— упразднение ревизионных начал в деятельности вышестоящих судебных инстанций и восстановление апелляционного и совершенствование кассационного судопроизводства;

— установление новой структуры судебных органов включающей мировых судей, федеральных районных и межрайонных судов, окружных судов и Верховного Суда РСФСР;

— упразднение института народных заседателей и поэтапное введение суда с участием присяжных заседателей;

— изменение порядка назначения судей и прекращения судейских полномочий, законодательное закрепление института помощников судей, как формы профессиональной подготовки к занятию судейской должности;

— совершенствование системы оплаты труда судей и повышение уровня их материального и социального обеспечения;

— создание органов судейского самоуправления для защиты интересов судей в виде конференций судей и квалификационных коллегий судей с наделением их полномочиями по утверждению кандидатов на должности судей, их отзыве, присвоения квалификационных классов, представлению к государственным наградам и почетным званиям.

В заключении говорилось о необходимости продолжения работы над Концепцией судебной реформы и ее теоретическим обоснованием.

Приведенные положения составили основу концептуальных направлений реформирования института правосудия и вошли в Концепцию в качестве основного блока.

Идея судебной реформы получила поддержку не только у судейского корпуса. За ее проведение выступили ряд государственных деятелей, видные ученые, представители широкой общественности.

Обсуждение и принятие Концепции судебной реформы было включено в повестку дня Верховного Совета РСФСР.

17 октября 1991 года в Москве открылся Первый Всероссийский съезд судей. В работе Съезда принял участие Президент России, который выступил с речью перед его участниками. Высказавшись в поддержку реформы судебной системы и одобрив предложения о ее проведении, Б. Н.  Ельцин особо подчеркнул необходимость повышения доступа граждан к правосудию, усилении роли суда в защите демократических завоеваний, в разрешении межнациональных проблем, а также в разрешении властных противоречий между законодательной и исполнительной властями, в разрешении жалоб граждан на действия органов уголовного преследования, следователя и прокурора. Поддержку Президента получили выдвинутые судейским сообществом концептуальные положения о введении института присяжных заседателей, учреждении мировых судей, введении апелляционного производства.[18]

В докладе Съезду Председателя Верховного Суда РСФСР «Судебная реформа — путь к демократии» получила свое развитие главная задача реформирования — становление судебной власти, как гаранта судебной защиты прав граждан и обеспечения независимости суда. До участников Съезда были доведены основные концептуальные положения предстоящей судебной реформы, ее задачи, среди которых — утверждение таких

базовых принципов как доступность правосудия, равенство сторон обвинения и защиты, гласность, открытость судопроизводства. Председатель Верховного Суда РСФСР обосновал необходимость приведения российского законодательства в соответствие с международными договорами и стандартами в сфере прав и свобод человека с последующем закреплением в новой Конституции Российской Федерации следующих положений:

— подтвердить признанную мировым сообществом прерогативу судебной власти защищать граждан от необоснованного ареста;

— установить судебные гарантии неприкосновенности жилища, охраны личной жизни, тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфных сообщений;

— признать право гражданина на рассмотрение его дела судом присяжных;

— закрепить право гражданина на ведение его дела законным судьей;

— предоставить гражданину иммунитет от самоизобличения в правонарушении (презумпцию невиновности);

— гарантировать гражданам защиту от любых форм насилия, помимо предусмотренных законом принудительных процедур.

В качестве непременных задач и принципов судебной реформы провозглашались утверждение состязательности судебного процесса, исключение обвинительной роли суда, освобождение его от обязанностей сбора доказательств с возложением этой функции на стороны, введение апелляционного порядка пересмотра судебных решений и другие.

Председатель Верховного Суда назвал несменяемость судей основной гарантией их независимости, выдвинул и обосновал новые принципы комплектования судейского корпуса и порядка назначения судей.

Было сказано о недопустимости административного соподчинения посредством дачи нижестоящим инстанциям обязательных указаний в непроцессуальной форме. Указывалось, что основой взаимоотношений судов различных инстанций должны быть только нормы, предусмотренные процессуальным законодательством.

Предложения Председателя Верховного Суда РСФСР по Концепции судебной реформы носили глубоко демократический и прогрессивный характер. Они воплощали в себе позитивный исторический опыт осуществления правосудия в дореволюционной России и в советское время, а также зарубежную практику функционирования судебных систем и отправления правосудия.

Судебную реформу предлагалось начать с глубокого изучения и обсуждения ее концептуальных положений и проводить поэтапно.

Идея судебной реформы и основные ее направления получили единодушное одобрение делегатов Первого Съезда судей.[19]

Съезд принял обращение к Президенту РФ, парламентариям Российской Федерации, органам исполнительной власти с призывом с призывом наполнить многочисленные декларации о необходимости реформирования судебной власти реальным содержанием.

Таким образом Концептуальные положения судебной реформы никак нельзя рассматривать как некое изобретение отдельных энтузиастов. В их разработке и обсуждении участвовала основная масса судейского корпуса России. После обобщения и систематизации поступивших с мест предложений они были представлены Первому съезду судей России в докладе Председателя Верховного Суда РСФСР. Обсуждение концептуальных положений реформирования судебной системы происходило на Съезде с в присутствии Президента России. Кстати, о созыве Съезда и повестке его работы было принято специальное Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР.

Реформаторские предложения судейского сообщества и Верховного Суда России вошли целостным пакетом в Концепцию судебной реформы, которая была внесена на рассмотрение Верховного Совета РСФСР от имени Президента России. Безусловно, участие Президента России на Съезде судей и его поддержка предложений судейского сообщества ускорили принятие Концепции судебной реформы.

Обращение делегатов Первого Всероссийского Съезда судей встретило поддержку и среди российских депутатов. Практически сразу же после Съезда — 24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР обсудил и принял Постановление «О Концепции судебной реформы», в котором говорилось: «Считать проведение судебной реформы необходимым условием функционирования РСФСР как демократического правового государства и одним из приоритетных направлений законодательной деятельности».

Концепция представляла собой целенаправленную программу становления и утверждения судебной власти в государственном механизме страны как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной. В Концепции получила официальное закрепление идея создания судейской корпорации, к прерогативам которой отнесены вопросы, связанные с приобретением судейского статуса, дачи рекомендаций для назначения на должности председателей судов, из заместителей и судей, отрешения от них, присвоения квалификационных судьям классов, дисциплинарной ответственности судей и т. д., целый ряд которых прежде входили в компетенцию Министерства юстиции. В документ вошли все принципиальные концептуальные предложения судейского сообщества, которые являлись предметом обсуждения Первого Съезда судей.

Иными словами, инициатива Верховного Суда Российской Федерации и судейского сообщества об основных направлениях судебной реформы, поддержанная на Первом Съезде судей Президентом России была реализована. Концепция судебной реформы обрела официальный нормативно-правовой статус. С ее принятием судебная реформа приобрела нормативно-правовой статус, системный, планомерный и целенаправленный характер.

Судебная реформа стала составной частью всеобъемлющего процесса преобразования российского общества, а потому Верховный Суд Российской Федерации выступил активным и последовательным сторонником претворения концептуальных идей реформы в жизнь.

Распад СССР коренный образом изменил положение и роль Верховного Суда России. Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 декабря 1991 года№ 3045-1 упразднялся Верховный Суд СССР. Его правопреемником был объявлен Верховный Суд РСФСР, которому передавались все недвижимое имущество, архив, фонд законодательных материалов, принадлежавшие ранее Верховному Суду СССР. Верховный Суд РСФСР наделялся правом рассматривать все судебные дела и жалобы на судебные постановления о преступлениях и судебной правоотношениях, относящихся к юрисдикции России. Таким образом, Верховный Суд РСФСР стал высшим судебным органом страны.

Смещались приоритеты в правосудии. Человек, его права и свободы провозглашались высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства.

Последовательно следуя избранным курсом и используя свое право законодательной инициативы, в Верховном Суде был разработан законопроект о внесении в действующее процессуальное законодательство принципиальных изменений и дополнений, целью которых было установить судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и заключения под стражу, который был принят.

Тенденция расширения правозащитной функции судебной власти на досудебных стадиях уголовного продолжалась сохранялась и в дальнейшем. Принятый в декабре 2001 года УПК Российской Федерации не только предоставил практически неограниченные возможности для обжалования действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, но и установил, что действия и решения, затрагивающие конституционные права граждан, могут иметь место только с разрешения (санкции) суда. Так, согласно ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: 1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; 2) о продлении срока содержания под стражей; 3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 5) о производстве обыска и (или) выемки в жилище; 6) о производстве личного обыска; 7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и других кредитных организациях; 8) о наложении ареста на корреспонденцию; 9) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства на счетах в банках и других кредитных организациях; 10) о временном отстранении обвиняемого от должности; 11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров. Тем самым, выраженная в Конституции Российской Федерации правозащитная функция суда последовательно реализована в новом отраслевом законодательстве.

Результатом активной работы Верховного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ, Совета судей и Главного правового управления Президента России стал законопроект «О статусе судей в Российской Федерации». Идея его принятия прозвучала в выступлении Председателя Верховного Суда РФ на первом Совете судей Российской Федерации в марте 1992 года. Законопроект был предметом бурного обсуждения его участников и получил всеобщую поддержку. Он был внесен на рассмотрение Верховного Совета РСФСР.

Принятый 26 июня 1992 года новый Закон стал реальной основой создания действительно независимой и влиятельной судебной корпорации. Статус российского судьи был поднят на новый, более высокий уровень. Повысилась престижность судейской профессии. Закон содержал правовые гарантии действительной самостоятельности судей и их достойного материального и социального обеспечения. В Законе содержалось понятие «судебная власть». Подчеркнуто, что судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. Указывались носители судебной власти — только судьи и привлекаемые в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представители народа. В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи независимы, подчиняются только закону и никому не подотчетны, — записано в ст. 1 Закона.

Новый Закон стал самым первым основополагающим правовым актом в практической реализации судебной реформы. В нем был учтен и использован как отечественный исторический опыт, так и положительный опыт зарубежных стран в части утверждения принципа независимости судей — главной гарантии, обеспечивающей справедливость правосудия. В Законе «О статусе судей в Российской Федерации» закреплялись принципиально новые правовые положения о судебной власти, ее месте в государственной системе России, о самостоятельности и независимости от законодательной и исполнительной властей. Провозглашалось, что судебная власть в Российской Федерации принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленном законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа. Для выражения и защиты интересов судей — носителей судебной власти Закон предусматривал образование органов судейского сообщества: Всероссийский съезд судей, собрания и съезды (конференции) судей республик, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, военных округов (флотов) и избираемых ими советов судей, а также квалификационные коллегии судей.

Закон «О статусе судей в Российской Федерации» поднял на должный уровень статус судьи и престиж судейской профессии. Он стал надежной правовой гарантией как процессуальной самостоятельности судей, так и их достойного материального и социального обеспечения.

В мае-июле 1992 года были приняты Законы «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР, которыми давалась принципиально новая регламентация рассмотрения большой категории уголовных и гражданских дел. Бывшая Военная коллегия Верховного Суда СССР включалась в состав организационно-штатной структуры Верховного Суда РСФСР с соответствующим изменением названия. Установлена возможность разрешения ряда категорий дел судьей единолично, что смягчило появившуюся напряженность, которая сложилась в судах ввиду нехватки народных заседателей, а также вследствие роста судимости и преступности.

Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 22 марта 1993 года утверждались описание и мантия судей Российской Федерации.

С принятием 12 декабря 1993 года Конституции Российской Федерации начался новый этап в осуществлении судебной реформы. Конституция стала правовой основой организации судебной власти в стране и осуществления независимого правосудия. В ней закреплялось существование судебной власти в системе разделения властей, организация судебной системы, статус судей, гарантии граждан в их отношениях с правосудием и др.

Конституцией Российской Федерации предусматривалось осуществление судопроизводства с участием присяжных заседателей. Эта форма участия граждан существовала в нашей стране с 1864 года и была исключена после установления Советской власти.

Сторонники введения этой формы судопроизводства исходили из того, что главное преимущество суда, рассматривающего дела с участием присяжных заседателей состояло в том, что при нем обеспечивается независимость присяжных заседателей как от любых органов власти, управления, общественных структур, так и от профессиональных судей при решении основного вопроса правосудия по уголовным делам — о виновности. То есть, под судом присяжных понималось соединение для судебного разбирательства двух равноправных, но разделенных, не сливающихся между собой судей профессионалов и представителей общества, действующих совместно, но строго в пределах возложенных на них законом полномочий. Прежде, в традиционной с советских времен системе правосудия, когда судьи и народные заседатели в судебном процессе составляли единую коллегию, на заседателя возлагалась обязанность наравне и совместно с профессионалом решать правовые вопросы, в которых он был недостаточно компетентен, имело место преобладающее влияние судьи. В суде присяжных достигается важное условие любой деятельности — каждый занимается своим делом независимо друг от друга в пределах собственного опыта и знаний.

Возрождение судов присяжных содержало в себе определенные правовые и организационные сложности, что обусловило поэтапное введение этой формы судопроизводства, которая первоначально вводилась в Алтайском, Краснодарском и Ставропольском краях, Ивановской, Московской, Ростовской, Рязанской, Саратовской и Ульяновской областях. Вопрос об организации рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей был вынесен на рассмотрение Пленума Верховного Суда.

На рубеже ХХ-ХI веков существенно повысилось значение международного права как важнейшего инструмента сотрудничества участников мирового сообщества. В соответствии с Конституцией Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Все более широкое распространение получала практика непосредственного обращения граждан за международной защитой своих прав и свобод. Обязательства, принятые на себя нашей страной в связи с вступлением в Совет Европы и признание юрисдикции Европейского Суда по правам человека потребовали не только приведения в соответствие с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод национального законодательства России, но и судебной практики. Возникла необходимость широкого информирования судей как о содержании общепризнанных принципов и норм международного права, так и о практике Европейского Суда, которая как известно, носит прецедентный характер.

В октябре 2003 года Пленум Верховного Суда РФ, обобщив практику рассмотрения судами дел с применением общепризнанных принципов и норм международного права, принял соответствующее постановление, включавшее в себя такие рекомендации нижестоящим судам, которые стали основой к дальнейшему совершенствованию правосудия в России, более тесной интеграции правоприменительной системы нашей страны в европейское и мировое правовое пространство. Этими рекомендациями судам разъяснялись понятия и необходимые условия, определяющие возможность непосредственного применения международных договорных норм, раскрывалось значение общепризнанных принципов и норм международного права в правоприменительной практике, особенности их реализации на внутригосударственном уровне.

Принятие постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» не только оказало практическую помощь судам, но и стало важным этапом на пути развития российской правовой системы в направлении все большего взаимодействия с международным правом, добросовестного исполнения Россией своих международных обязательств.

Верховный Суд Российской Федерации и органы судейского сообщества выступили за реформирование системы обеспечения деятельности судов и отделение ее от исполнительной власти. То есть, от Министерства юстиции Российской Федерации и его структур на местах. Эта проблема стала предметом обсуждения специального совещания руководителей органов юстиции и судов Российской Федерации, на котором по ней развернулась острая дискуссия.

В соответствии с законом «О судебной системе Российской Федерации» федеральными судами являются: Конституционный Суд Российской Федерации; Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов. Предусмотрено функционирование конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и мировых судей субъектов Российской Федерации.

Предметом правового регулирования Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» являются также некоторые вопросы судопроизводства, статуса судей, обеспечения деятельности судов и ряд других. Предусмотрена деятельность органов судейского сообщества.

В Законе закреплен порядок создания и упразднения судов. Установлено, что Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, созданные в соответствии с Конституцией Российской Федерации, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Основной Закон России; другие федеральные судды создаются и упраздняются только федеральным законом.

В связи с вступлением Российской Федерации в Совет Европы появились новые перспективы для ускорения судебной реформы и дополнительные возможности защиты прав и свобод человека и гражданина на основе общепризнанных принципов и норм международного права.

По законодательной инициативе Верховного Суда РФ был принят федеральный закон «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации», в соответствии с которым функции организационного обеспечения деятельности судов переходили из системы органов Министерства юстиции в ведение нового органа. В законе определено, что Судебный департамент, его органы и учреждения призваны способствовать укреплению самостоятельности судов и независимости судей. При этом подчеркнуто, что Судебный департамент не вправе вмешиваться в осуществление правосудия. Это стало одним из принципиальных завоеваний судебной реформы: впервые в истории современной России судебная власть взяла под собственный контроль обеспечение деятельности судов общей юрисдикции.

Это очень важные моменты, поскольку прежде судам постоянно приходилось сталкиваться с недостатком финансирования. Доходило до того, что судам из года в год не выделялись даже те суммы, которые были заложены в федеральный бюджет, что неоднократно приводило к критическому состоянию в обеспечении деятельности федеральных судов общей юрисдикции. А в 1996 году в ряде мест деятельность судов оказалась буквально парализованной и некоторые из них фактически прекратили назначение судебных дел и их рассмотрение.

Таким образом появился четкий правовой механизм практической реализации статьи 124 Конституции Конституция РФ, согласно которой финансирование судов производится только из федерального бюджета.

Возникает вопрос: что изменилось за десятилетие, прошедшее с начала судебной реформы и каковы ее результаты? Этому вопросу, а также перспективам дельнейшего развития судебной системы был посвящен Пятый съезд судей Российской Федерации, который состоялся в ноябре 2000 года.

Выступая на открытии Всероссийского съезда судей Президент страны В. В.  Путин отметил: «Говоря о главном итоге судебной реформы, хотел бы подчеркнуть: судебная власть в России, несмотря на проблемы, все-таки состоялась. Мы можем и должны это констатировать. В базовых параметрах Концепция судебной реформы реализована».

О конкретных результатах реформы и ее дальнейших перспективах говорилось в докладе Председателя Верховного Суда РФ на съезде судей и в выступлениях его участников. В нем, в частности, отмечено, что за годы реформы решена одна из самых приоритетных задач, провозглашенных в ее Концепции — в стране утвердилась судебная власть в качестве самостоятельной, влиятельной и независимой силы в государственном механизме страны. Судебная власть в Российской Федерации обладает всеми необходимыми атрибутами государственной власти. Она стала стабилизирующей силой в государстве, способной защитить права и свободы граждан, оберегать общество от социальных конфликтов, обеспечивая их разрешение в рамках правосудия.

Судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия и никто не вправе вмешиваться в деятельность судов по осуществлению правосудия. В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи никому неподотчетны.

Политическая составляющая независимости судебной власти проявляется в закрепленной Федеральным законом обязательности вступивших в законную силу судебных решений. Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юридических и физических лиц. Неисполнение требований и распоряжений судей, а равно иное проявление неуважения к суду влекут установленную законом ответственность.

Федеральным конституционном законом «О судебной системе Российской Федерации», установлено, что судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. В нем содержится норма о том, что в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов и независимость судей.

Провозглашая самостоятельность каждой из трех ветвей государственной власти, лишь в отношении одной из них — судебной Конституция содержит специальную статью (120), согласно которой судьи — носители судебной власти независимы и подчиняются только закону. Следовательно, независимость рассматривается как правовой аспект статуса судей, гарантирующий возможность осуществлять свои полномочия самостоятельно и быть защищенными от давления извне.

Важными правовыми гарантиями независимости также служат несменяемость судей, особый порядок наделения, прекращения или приостановления их полномочий, неприкосновенность.

Федеральными законами установлена ответственность в отношении лиц, виновных в оказании незаконного воздействия на судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда.

Известно, что при разрешении уголовных, административных и гражданских дел затрагиваются права и законные интересы многих миллионов граждан. А потому одной из актуальных проблем в деятельности российских судов является повышение эффективности правосудия.

В свою очередь, важной составляющей обеспечения высокой эффективности служит наличие установленной федеральным законом ясной и понятной каждому процедуры разрешения судебного спора, то есть, доступа к правосудию.

Проблема доступа к правосудию имеет определенные правовые стандарты своего разрешения.

Прежде всего, доступ к правосудию предполагает реальную возможность каждого заинтересованного лица добиться рассмотрения своего дела в суде, которому оно подсудно, без каких-либо чрезмерных правовых или организационных препятствий.

Исходя из этого доступ к правосудию, как важная составляющая его эффективности, характеризуется следующими критериями:

— наличие гарантированного права на обращение в суд каждого гражданина, нуждающегося в судебной защите, в четко (ясно) установленном порядке, не допускающем субъективизма при применении закона;

— близость суда к населению, обеспечивающая своевременный и безотказный прием заявлений;

— разумные судебные расходы с правом неимущего быть освобожденным от них;

— разумные сроки рассмотрения и разрешения дел;

— научно-обоснованные нормативы нагрузки на судей;

— наличие надлежащих условий работы судей, сотрудников аппарата судов (помещения, материальное обеспечение, оборудование, технические средства, база законодательства и т. д.);

— простота и ясность процедуры рассмотрения дел, а также высокое качество выносимых судебных решений, их законность и обоснованность;

— гарантия юридической помощи, нуждающимся — бесплатно;

— обязательность исполнение судебных решений.

Как видим, доступность правосудия, как непременное условие его эффективности, не сводится лишь к традиционным процессуальным правилам судебного разбирательства. Ее достижение зависит от целого ряда взаимосвязанных факторов. В силу этого вопросы доступности и эффективности правосудия были ключевыми при проведении судебной реформы и их актуальность не снижается и сегодня.

Практика осуществления судебной реформы в России показала, что ее проведение — задача общегосударственная. Она требует согласованных усилий законодательной, исполнительной и судебной власти, серьезного ресурсного и организационного обеспечения. Без этих условий целей реформирования достигнуть сложно.

В ноябре 2001 года постановлением Правительства страны была утверждена целевая программа Развитие судебной системы России на 2002 — 2006 годы. Она включала в себя целый комплекс мероприятий направленных на совершенствование организационного, кадрового, материально-технического, финансового обеспечения судов, на осуществление которых намечено выделение необходимых ассигнований. Предусматривалось значительное увеличение численности судей (по меньшей мере — вдвое) с одновременным повышением уровня оплаты их труда, развитие системы повышения квалификации кадров, информатизация судебной системы. Реализация Целевой программы позволила вывести российскую систему правосудия на новый, более высокий уровень, способствовала дальнейшему расширению доступ граждан к правосудию.

Подбор кандидатов на судейские должности осуществляется Верховным Судом и действующими в Российской Федерации органами судейского сообщества на конкурсной основе. Кандидаты на должности судей сдают специальной комиссии квалификационный экзамен, после чего при получении положительного заключения соответствующих квалификационных коллегий материалы на них направляются Председателю Верховного Суда РФ, который представляет их Президенту страны. Председатель Верховного Суда РФ наделен компетенцией направлять Президенту России для назначения кандидатуру на должность судьи федерального суда любого уровня.

Судьи Верховного Суда РФ назначаются Советом Федерации России Федерального Собрания РФ по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении Председателя Верховного Суда РФ и при наличии положительного заключения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. Для назначения на должность требуется возраст 35 лет и стаж работы по юридической профессии не менее десяти лет.

Предельный возраст пребывания в должности судьи — 70 лет.

Судьям предоставлен ряд льгот и преимуществ. Они обеспечиваются бесплатным жильем, пользуются бесплатным проездом на городском транспорте, медицинским обеспечением, включая обеспечение лекарствами. Пребывающему в отставке судье, имеющему стаж работы в должности судьи не менее 20 лет выплачивается по его выбору пенсия или не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание в размере 80% заработной платы работающего по соответствующей должности судьи.

Принятые в 2001 году дополнения и изменения к закону «О статусе судей в Российской Федерации» повысили требования к уровню квалификации судей, их морально-деловым качествам, личной ответственности за исполнение обязанностей судьи. Так, за совершение дисциплинарного проступка установлена дисциплинарная ответственность судей: предупреждение и досрочное прекращение полномочий судьи. Решение о наложении на судью взыскания принимается квалификационной коллегией судей.

Председателю Верховного Суда Российской Федерации предоставлено право вносить представления о привлечении судей к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения полномочий судьи, за проступки, умаляющие авторитет судебной власти, дискредитирующие звание судьи и несовместимые с его высоким статусом.

К числу важных принципов судопроизводства, способствующих совершенствованию организации и деятельности судебной системы относится гласность судопроизводства. Гласность позволяет обеспечить доступность и открытость судебной системы для граждан, что с одной стороны, — налагает ответственность на судей в вопросах законного и справедливого разрешения дел, с другой — способствует формированию у широких слоев населения позитивного мнения о судебной власти, правильного понимания целей и задач судопроизводства, выполнению предупредительных и воспитательных задач правосудия. Вопросы расширения гласности, информационной открытости деятельности судов общей юрисдикции являются предметом постоянного внимания Верховного Суда РФ. Одним из путей, направленных на достижение информационной открытости правосудия доведение до граждан и широкой общественности сведений о решениях, выносимых различными судебными инстанциями.

По инициативе Верховного Суда РФ и Судебного департамента при Верховном Суде в рамках электронной системы «Интернет-портал» Государственной автоматизированной системы «Правосудие» реализуется потребность граждан, общества и государства в свободном обмене информацией, касающейся деятельности всех судов Российской Федерации. В настоящее время собственные сайты в сети Интернет имеют Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые, областные и равные им суды, а также большинство районных судов. На этих сайтах отражается информация о суде, рассматриваемых делах, сведения о руководителях судов и судьях, график работы суда, порядок приема граждан и другие данные.

В целях обеспечения прозрачности правосудия в судах внедряется оборудование, обеспечивающее аудиозапись хода судебных заседаний. Осуществление аудиозаписи рассмотрения дел позволяет значительно сократить количество жалоб и претензий на недостоверность содержания протоколов судебных заседаний, позволяет прослушать всю судебную процедуру.

В процессе расширения внедрения современных информационных технологий, отражающих деятельность судебной системы, планируется осуществить формирование электронного банка судебных решений и судебной практики судов общей юрисдикции, обеспечить доступность к этим информационным ресурсам не только судей, но и всех заинтересованных пользователей. Автоматизировать информационные процессы, связанные с приемом и обработкой жалоб и заявлений граждан.

Верховным Судом РФ совместно с Судебным департаментом организовано ведение систематического электронного мониторинга общественного мнения о судах в целях получения всесторонней информации по этому вопросу и ее использования для совершенствования деятельности судебной системы.

В рамках системы «Интернет-портал» Государственной автоматизированной системы «Правосудие» реализуется потребность граждан, общества и государства в свободном обмене информацией, касающейся деятельности всей судебной системы. Верховный Суд РФ имеет собственный сайт Интернет, на котором отражается информация о суде, рассматриваемых делах и результатах их рассмотрения, график работы суда, порядок приема граждан и другие данные. Тем самым обеспечивается доступность к этим информационным ресурсам не только судей, но и всех заинтересованных пользователей.

Верховный Суд Российской Федерации поддерживает постоянные связи со средствами массовой информации. Представители СМИ присутствуют на судебных процессах, имеют доступ к информационным ресурсам Верховного Суда, обеспечивая информирование широкой общественности то его деятельности.

Необходимость решения вопросов, связанных с доступностью и открытостью правосудия, получили поддержку Правительства Российской Федерации, которое в сентябре 2006 года утвердило новую Федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы». Ее реализация призвана обеспечить решение последующих стратегических задач дальнейшего развития судебной системы, расширения гласности, открытости и доступности правосудия для населения, укрепит доверие населения к судам.

Верховный Суд Российской Федерации действует в составе судей, включая Председателя Верховного Суда Российской Федерации, первого заместителя и заместителей Председателя, председателя Кассационной коллегии, председателей Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

В Верховном Суде Российской Федерации действуют следующие структуры: Пленум, Президиум, Кассационная коллегия, Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по уголовным делам и Военная коллегия.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации состоит из судей Верховного Суда РФ, Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. На Пленум возложены задачи по решению наиболее важных вопросов деятельности судов общей юрисдикции и осуществления правосудия. Пленум рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения судами законов и иных нормативных правовых актов, дает по ним разъяснения, рассматривает и решает вопросы о внесении представлений в порядке осуществления законодательной инициативы, об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке конституционности законов, иных нормативных правовых актов. Пленум заслушивает сообщения о работе Президиума Верховного Суда РФ и отчеты председателей Кассационной коллегии и судебных коллегий и осуществляет другие полномочия, предоставленные ему законодательством.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации является высшей и конечной судебной инстанцией по делам, отнесенным к подсудности судов общей юрисдикции. Президиум Верховного Суда РФ. Президиум состоит из Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. В состав Президиума входят ряд наиболее авторитетных судей Верховного Суда РФ. Состав Президиума Верховного Суда РФ утверждается Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении Председателя Верховного Суда РФ и положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассматривает судебные дела при наличии большинства членов Президиума.

Президиум Верховного Суда РФ рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в законную силу судебных актов, вынесенных судами общей юрисдикции и отдельные вопросы судебной практики. В частности, к ведению Президиума относится: рассмотрение судебных дел в порядке надзора, а также в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами; рассмотрение материалов изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики, рассмотрение вопросов организации работы коллегий и аппарата Верховного Суда; оказание помощи нижестоящим судам в правильном применении законодательства, в том числе путем рассылки ответов на вопросы, касающиеся применения законодательства; осуществление некоторых других полномочий, предоставленных ему законодательством.

Кассационная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации состоит из председателя Кассационной коллегии, членов коллегии из числа судей Верховного Суда Российской Федерации.

Судебные коллегии по уголовным и гражданским делам, а также Военная коллегия Верховного Суда РФ рассматривают в качестве суда первой инстанции, отнесенные к их компетенции федеральным законом; в пределах своих полномочий рассматривают дела в кассационном порядке, и в порядке надзора, а также по вновь открывшимся обстоятельствам; на основании части четвертой статьи 125 Конституции Российской Федерации вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле; осуществляют иные полномочия, предоставленные им федеральным законом.

Официальным изданием Верховного Суда РФ является «Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации», в котором публикуется для всеобщего сведения информация о заседаниях Пленума Верховного Суда РФ и его постановления с разъяснениями по вопросам судебной практики. В «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» публикуются наиболее значимые постановления Президиума Верховного Суда РФ, определения судебных коллегий, решения областных и приравненных к ним судов, которые могут иметь значение для выработки направлений развития судебной практики по гражданским, административным и уголовным делам.

В «Бюллетене Верховного Суда РФ» публикуются обзоры судебной практики, статьи по актуальным вопросам применения законодательства и другие материалы.

При Верховном Суде Российской Федерации в качестве совещательного органа образуется и функционирует Научно-консультативный совет, в состав которого входят высококвалифицированные судьи, работники правоохранительных органов, ученые-юристы, адвокаты. Состав Научно-консультативного Совета утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации. Возглавляет Научно-консультативный совет Председатель Верховного Суда РФ.

Научно-консультационный совет разрабатывает научно обоснованные рекомендации по наиболее сложным и принципиальным вопросам судебной практики. Такие рекомендации могут разрабатываться в связи с подготовкой разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, разработкой проектов законодательных и иных нормативных актов, рассмотрением в судебных заседаниях конкретных дел.

Верховный Суд РФ является учредителем Российской академии правосудия — государственного научно-образовательного учреждения, действующего в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании, уставом Академии и учредительным договором. Академия осуществляет функции подготовки кандидатов на должности судей и работников аппаратов судов, профессиональной переподготовки и повышения квалификации судей и работников аппаратов судов, а также осуществляет фундаментальные и прикладные научные и методические исследования в области организации и деятельности судебной власти.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации назначается Советом Федерации Федерального Собрания по представлению Президента Российской Федерации, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, сроком на 6 лет.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации выполняет важную роль в осуществлении надзора за рассмотрением гражданских, уголовных и административных дел, подсудных судам общей юрисдикции, обеспечивая единообразие судебной практики, соблюдение законов при осуществлении правосудия, способствуя тем самым формированию единого правового пространства страны. Он непосредственно участвует в проведении кадровой политики в судах общей юрисдикции, в практической реализации гарантий независимости судей.
 
Информация с сайта: http://www.supcourt.ru/news_detale.php?id=5172

Все новости | Ноябрь 2018 | Октябрь 2018 | Июнь 2018 | Январь 2018 | Декабрь 2017 | Ноябрь 2017 | Октябрь 2017 | Сентябрь 2017 | Август 2017 | Июль 2017 | Май 2017 | Март 2017 | Февраль 2017 | Январь 2017 | Декабрь 2016 | Ноябрь 2016 | Октябрь 2016 | Сентябрь 2016 | Август 2016 | Июнь 2016 | Май 2016 | Апрель 2016 | Март 2016 | Февраль 2016 | Январь 2016 | Декабрь 2015 | Ноябрь 2015 | Октябрь 2015 | Сентябрь 2015 | Август 2015 | Июнь 2015 | Май 2015 | Апрель 2015 | Март 2015 | Февраль 2015 | Январь 2015 | Декабрь 2014 | Ноябрь 2014 | Октябрь 2014 | Сентябрь 2014 | Август 2014 | Июнь 2014 | Май 2014 | Апрель 2014 | Март 2014 | Февраль 2014 | Январь 2014 | Декабрь 2013 | Ноябрь 2013 | Октябрь 2013 | Сентябрь 2013 | Август 2013 | Июнь 2013 | Май 2013 | Апрель 2013 | Март 2013 | Февраль 2013 | Январь 2013 | Декабрь 2012 | Ноябрь 2012 | Октябрь 2012 | Сентябрь 2012 | Август 2012 | Июль 2012 | Июнь 2012 | Май 2012 | Апрель 2012 | Март 2012 | Февраль 2012 | Январь 2012 | Декабрь 2011 | Ноябрь 2011 | Октябрь 2011 | Сентябрь 2011 | Август 2011 | Июль 2011 | Июнь 2011 | Май 2011 | Апрель 2011 | Март 2011 | Февраль 2011 | Январь 2011 | Декабрь 2010 | Ноябрь 2010 | Октябрь 2010 | Сентябрь 2010 | Август 2010 | Июль 2010 | Июнь 2010 | Май 2010 | Апрель 2010 | Март 2010 | Февраль 2010 | Январь 2010 | Декабрь 2009 | Ноябрь 2009 | Октябрь 2009 | Сентябрь 2009 | Август 2009 | Июль 2009 | Июнь 2009 | Май 2009 | Апрель 2009 | Март 2009 | Февраль 2009 | Январь 2009 | Декабрь 2008 | Ноябрь 2008 | Октябрь 2008 | Сентябрь 2008 | Август 2008 | Июль 2008 | Июнь 2008 | Май 2008